Видео

Рекомендуемые

Популярные метки

«Глобальная ярость», или Отчего взбесился наш мир

Дело вовсе не в одном лишь ИГИЛ*, дело в «глобальных ценностях» Запада, которые вызвали сначала всемирную волну ярости и разрушений в XX веке, а сейчас начинают делать это по второму разу.

Свихнувшийся поэт как симптом больного века

Речь об индийском писателе Панкадже Мишре, который начинал с романов, но очень скоро перешел на публицистические книги о том, что происходит с миром в целом.

В сотню лучших «глобальных мыслителей» его записал в 2012 году американский журнал Foreign Policy, а в 50 таковых назначил в 2015 году менее известный ресурс Prospect.

В следующем году Мишра выпускает книгу под названием «Век гнева» (Age of Anger: A History of the Present). В порядке предисловия к ней он опубликовал на этой неделе эссе в американском журнале Foreign Affairs (называется «Глобализация ярости»), о нем мы и ведем разговор.

Начало неожиданное. Мишра подробно описывает эпизод из 1919 года, когда свихнувшийся итальянский поэт Габриэле Д’Аннунцио с группой друзей и двумя тысячами взбунтовавшихся солдат итальянской армии захватил спорную территорию — город Фиуме (сегодня это Риека в Хорватии) и руководил им три месяца.

Мишра перечисляет знакомые нам, сегодняшним, симптомы происходившего: поэт и его команда одевались в черное, говорили о самопожертвовании и смерти… к ним начали съезжаться тысячи людей из Ирландии, Египта, Индии, откуда угодно… хотели построить с нуля чистый, новый мир…

Да это же «Исламское государство»! Кстати, Италия тогда была очень бедной страной, да и мир в целом был по материальной части похож на Ближний Восток сегодня. И понятно, что бунт поэта был еще цветочками, за цветочками этими наблюдали внимательно некие Гитлер и Муссолини, дальнейшее известно.

Выступление индийского писателя Панкадж Мишра в Лейпциге. 12 марта 2014 года

Выводы Мишры: поэт и его компания «эксплуатировали ярость людей, которые видели себя лишними в обществах, где экономический рост обогатил лишь меньшинство, а демократия выглядела игрой в пользу могущественных».

В начале XX столетия, напоминает индийский автор, мир переживал первый крупный кризис капитализма, самую большую миграцию людей в мировой истории — и анархисты и прочие взорвались террористическим насилием.

(Добавим, эсеры в России были не единственными террористами, просто мы мало знаем об их единомышленниках в других местах).

Сегодня, проясняет картину Мишра, феномен ИГИЛ воспринимается Западом как бунт мусульман против современности, уход их в средние века, и всяческие правые силы открыто призывают к «криминализации ислама» и насильственному исключению мусульман из западных обществ. А дело-то куда хуже и происходит по всему миру, довольно точно повторяя то, что было 100 лет назад.

Что делать — неизвестно

Естественная реакция здесь — заглянуть в конец (еще не вышедшей, напомним) книги и посмотреть: а что автор предлагает делать. Ответа, к сожалению, нет, по крайней мере, в статье в Foreign Affairs. Хотя в любом случае надо быть благодарным ему за предупреждение, которое помогает не совершать разрушительных глупостей.

В самом деле, кому-то может показаться, что достаточно громадными усилиями изолировать Ближний Восток, заодно часть Африки и Азии, «вбомбить их в каменный век» (это выражение из арсенала американской дипломатии в отношении Пакистана в 2001 году) — и мир станет счастливым. А вот нет, проблемы — они вокруг нас и везде, говорит Мишра, а вовсе не только в мусульманском мире.

Виновата глобализация, которая началась на старте XX века, а в конце столетия, когда показалось, что воевать больше не с кем и не за что, сделала новый рывок.

Результат: технологические прорывы и экономический рост привели к эксплуатации людей, растущему неравенству, разрушению социальных связей и насилию одних групп людей над другими. Насилию поначалу на уровне разговоров, а потом…

Вдобавок «по всему миру неудавшиеся эксперименты с западной политикой и экономикой создали неудавшиеся государства», где культурно и духовно дезориентированные люди стали все более восприимчивы к демагогии и экстремизму.

В результате мы все живем в «век глобальной ярости». В развивающемся мире, может быть, это выглядит как полное повторение того, что было в западной цивилизации сто лет назад, но и в самой западной — то же самое, по второму разу.

Это происходит хотя бы потому, что глобальный мир скучивает людей в узких пространствах (физически и информационно), где трудно отстаивать свой привычный образ жизни, и где неравенство и несправедливость слишком хорошо видны всем и каждому.

А вот дальше Мишра начинает говорить неприятные вещи — насчет того, что нет принципиальной разницы между фанатиками из ИГИЛ и «демагогами, которые пользуются общим недовольством»: все напоминают того же сумасшедшего поэта из 1919 года. В демагоги у него попадают Эрдоган (Турция), Моди (Индия — не пожалел родину), Дутерте (Филиппины), Марин Ле Пен (Франция), Трамп (США).

Премьер-министр Индии Нарендра Моди на встрече лидеров стран БРИКС в узком составе в отеле Taj Exotica в индийском штате Гоа. Октябрь 2016 года

И еще он отмечает, что глобализация поставила под угрозу «мириады политических конструкций, основанных на идентичности».

То есть нации, государства, религии… Что порождает ответ — и тут, наконец, досталось и России.

Ответ, по Мишре, такой: рост ксенофобского национализма в Индии, Израиле, Австрии, Китае, Японии, Венгрии, Польше, России и США. Хорошая компания, правда?

Наверное, надо быть индийцем, чтобы выдать миру (и своей стране) столь суровый, хотя в чем-то полезный приговор. Индия все-таки — колыбель многих цивилизаций, в том числе частично и западной.

Напомним, что эпохой раньше почти соотечественник Мишры, индо-пакистано-англо-американец Салман Рушди однозначно заявлял, что все зло — от ислама, да и вообще от религий, а лекарство от таковых — западный глобалистский либерализм без границ. А тут приходит человек, который говорит, что все гораздо хуже, и лекарства никакого не несет.

Источник: rusvesna.su

  • 14 ноября 2016 г., 9:23:00 MSK
  • 0 комментариев
  • 7 194 просмотра
0 комментариев