Видео

Рекомендуемые

Популярные метки

Ripple: криптоэкономика будущего

Тема криптовалют очень активно обсуждается в последнее время. Многие западные эксперты констатируют приход второй волны популярности «виртуальных денег», и чаще всего при этом называется новая платежная система Ripple

С одной стороны Ripple по своей капитализации совсем недавно вышла на второе место после Биткоин, с другой, такие мейнстрим-компании как Google приняли решение инвестировать в её развитие.

Я решил встретиться с одним из разработчиков Ripple Ником Шейли, чтобы из первых рук узнать все про эту новую быстрорастущую криптовалюту. Ниже под катом первая часть этого большого и обстоятельного разговора о деньгах будущего.

Ripple: криптоэкономика будущего. Часть 1

1. Введение в устройство

— Мне бы хотелось начать с самого начала — что такое Ripple?

Судя по интернет-дискуссиям, с пониманием сути Рипл связано много сложностей и кривотолков. Поэтому предлагаю зайти от противного — давайте сначала покажем, чем Ripple точно не является. Я вынужден начать именно с этой точки, потому что Ripple слишком часто сравнивают с Bitcoin, с которым он вообще никак не связан.

В самом деле, мир Биткоин захлестнула эпидемия валют-форков, которые выпускаются на основе оригинальной кодовой базы Биткоин, но с небольшими модернизациями. Эти изменения могут носить как чисто технический характер, так и логический, но, тем не менее, концептуально все BTC-клоны остаются в лоне родственных для Биткоин форков — количество общего с лихвой перевешивает все их мнимые отличия. Другое дело Ripple, который был разработан с нуля. Кодовая база которого никак не связана с Биткоин и не имеет к нему никакого отношения, используя другие решения, концепции и наработки, которые порождают совершенно новую экономическую реальность.

Продолжая это сравнение: Ripple — это не только децентрализованная криптовалюта, как и Биткоин, но одновременно и распределенная система обмена валют и кредитования, благодаря чему её можно использовать как распределенную биржу для любых видов валют и товаров, виртуальных или реальных.

— Перед тем как переходить к освещению технической сути инноваций Ripple, остановимся на историческом моменте — откуда она взялась, кто стоит за её разработкой?

Позвольте продолжить противопоставление с Биткоин, с которой постоянно и безосновательно сравнивают Ripple. Проработанный концепт Bitcoin впервые был публично анонсирован в 2008 (по словам Сатоси разработка началась примерно в 2007 году). Ripple же впервые реализован в качестве рабочего прототипа в 2004 году канадским веб-программистом Райном Фугерром. Лично мне эта история несколько напоминает ситуацию с BSD-системами и OpenSource, которые начали развиваться задолго до возникновения Linux, но, тем не менее, последний снискал лавры первопроходца движения открытого кода (что как минимум несправедливо).

Итак, Ripple — существенно страше Bitcoin, причем Рипл пережил уже две свои инкарнации. Первая его фаза — индивидуальный проект упомянутого Райна Фугерра, задумавшего создать новый способ взаиморасчетов через Интернет с принципиально новыми свойствами. Это была одноранговая p2p-сеть равноправных участников, которые могли открывать друг другу «кредитные линии» и проводить взаимозачёты, где трансферт средств осуществлялся по цепочкам взаимного доверия, которые динамически вычисляются в рамках такой криптосистемы.

Эта форма кредитного взаимообмена оказалась необычной и во многом опережала своё время. Для развития подобной сложной системы были нужны инвестиции, которых у основателя Рипл просто не было, поэтому сеть так и не получила широкого распространения и застряла в своем развитии на этапе расширения.

Вторая фаза становления Ripple — это приход в проект «больших парней» из мира Биткоин, которые в 2011 году обратили своё пристальное внимание на «белую ворону» в мире криптовалют, которая стояла от всех особняком. Рипл предлагал глобальный и быстрый обмен чем угодно и как угодно среди любых p2p-сетей состоящих из любых независимых узлов посредством универсального алгоритма консенсуса RPCA (Ripple Protocol consensus algorithm) . В частном случае предметом обмена может быть тот же биткоин или доллар США, либо любые другие валюты, товары или услуги. Но самая сильная и неожиданная часть системы — кредитные линии с продвинутой системой взаимозачетов, которые позволяют производить многоступенчатый обмен в режиме полного отказа от денежной системы.

Очарованный возможностями необычной платежной системы, один из самых богатых в мире Биткоин людей — мультимиллионер Джед МакКалеб (создатель файлообменной сети eDonkey и крупнейшей биткоин-биржи Mt.Gox), пригласил инвесторов с мировым именем, которые вложились в создание компании RippleLabs, которая и вдохнула второе дыхание в Ripple. Диапазон привлеченных звездных инвесторов лежит от знаменитого венчурного фонда Andreessen Horowitz до гигантов типа Google ventures.

Новый проект занялся разработкой распределённой биржи нового поколения на основе классических идей Ripple. Фактически, это была «работа над ошибками», которая ликвидировала не только узкие места первоначальной модели системы (которые всплыли непосредственно в процессе её эксплуатации), но и учитывала негативный опыт Биткоин (в частности такие её логические уязвимости как «атака 51%»).

Заканчивая этот небольшой экскурс: сейчас Ripple переживает возрождение, хотя и без новостной истерии свойственной миру Биткоин. По состоянию на вторую половину 2014 года Рипл — вторая в мире по капитализации среди криптовалют (после Биткоин).

— Я знаю, многим обывателям сложно понять логику работы Ripple, ведь это концепция «кредитных денег» и длинных вычислительных цепочек взаимообмена построенных на их основе. Это даже ещё дальше от привычных всем фиатных денег, нежели чем основанная на майнинге Биткоин.

Причина всей сложности — в непривычности и смелости концепции. Современные ИТ позволяют строить гораздо более комплексные экономические сущности, в сравнении с теми же деньгами Гезеля или обычными фиатными деньгами, концепция которых застыла на уровне возможностей первых веков нашей эры. Конечная цель этих смелых экспериментов с криптовалютами — поиск максимально выгодного взаимообмена в новых современных условиях. Это попытка создать более мощную экономику на базе современных компьютерных возможностей.

Биткоин сделал первый шаг в этом правильном направлении, но Ripple ушел гораздо дальше. Если Биткоин существует скорее параллельно нынешней оффлайновой финансовой системе, то Рипл — интегрирует её в себя, при этом расширяя и насыщая принципиально новыми свойствами. Это гибридная электронная система, построенная на базе p2p-технологий и сетевых вычислений.

— Настало время объяснить суть Ripple максимально просто и доступно, начиная с самого простого.

Нам важно понять сущность кредитных денег, на которых базируется Рипл, наиболее близкий и привычный прототип которых — вексель.

Предположим, у вас есть яблоко. Но у вашего друга, которому оно нужно, нет денег, чтобы оплатить его покупку. Правда у него есть лишний билет в кино, который как раз нужен вам. В рамках кредитной системы Рипл он открывает вам «кредит доверия» за билет в кино в 10$, а вы передаете ему взамен яблоко, которое стоит 5$. Безденежный обмен состоялся, и поскольку вы доверяете друг другу, вы решаете погасить разницу стоимости между билетом и яблоком таким же безденежным способом — вашим долговым обязательством в 5$.

Это не обычный бартер, ведь получается, что кроме самого обмена в отношении вас открыли кредит доверия в 5$, который вы погасите в будущем, возможно, таким же обменом (то есть это безденежная система обмена). Поскольку все люди вокруг вас разные, и ваше доверие к ним ощутимо различается, вы можете самостоятельно настраивать разные максимальные лимиты доверия по отношению к разным экономическим агентам.

Теперь усложним этот начальный пример, показав, для чего нужна мощная вычислительная сеть типа Рипл. Предположим, что у некоего случайного знакомого также есть билет в кино, а у вас — снова яблоко. Он сыт и не хочет яблоко, но ему нужен новый футбольный мяч. Кроме того он не доверяет вам и не хочет открывать «лимит доверия» на вас, чтобы прокредитовать сделку. Но вы очень хотите попасть именно на этот киносеанс, так как же произвести эффективный обмен в таких условиях? Для этого Рипл предлагает свою сеть — глобальная вычислительная система находит и рассчитывает в рамках миллионов предложений максимальную эффективную цепочку обмена, которая может иметь до сотни промежуточных «хопов» до реализации полного цикла обмена. Таким образом, ваше яблоко может быть передано другу Васе, которому оно нужно, а Васина книга — соседу Пете, у которого открыты лимиты доверия с Иваном, который, в свою очередь...

В результате такого каскадного обмена эта цепочка обратным концом возвращается к вашему контр-агенту с билетом в кино, который отдаст его вам, получив взамен нужный ему мяч от таинственного незнакомца. Взамен вы отправите яблоко Васе, с которого стартовала вся последовательность обменов, которую нашла система в процессе своих комбинаторных вычислений.

Следующий уровень, это так называемая опция «Allow rippling» для каждой линии доверия — возможность взаимно уничтожать долги. Такие массовые взаимозачеты приводят к тому, что скорость обращения товаров и услуг увеличивается, при этом все стороны остаются довольны.

— Встречный вопрос — зачем такая сложная информационная система в условиях, когда есть деньги для прямого обмена без всех этих вычислительных сложностей?

На самом деле денег в экономике постоянно не хватает, даже массированное количественное смягчение со стороны (Quantitative easing, QE) того же ФРС США — это вынужденная реакция на кризис ликвидности и перепроизводства. Если посмотреть на экономику РФ, то, желая замедлить девальвацию рубля, ЦБ производит «сжатие денежной массы», затрудняя этим товарно-обменные операции. Но, несмотря на все эти сложности в макроэкономике, потребности конкретного человека никуда не делись — вы стоите перед витриной, и не можете себе позволить купить, к примеру, новый iPhone 6, несмотря на то, что у вас есть, что предложить взамен. Мы вернулись в исходную точку примера с яблоком и билетом.

Это фундаментальная экономическая проблема, которую я сейчас несколько утрирую. В рамках традиционной экономической теории спрос стимулируется денежной эмиссией, которая в свою очередь порождает инфляцию, снова понижая покупательную способность или способность к обмену. Порочный круг замыкается. Ripple утверждает — есть другой способ обмена, гораздо более эффективный и совершенно безинфляционный. Это радикальная оптимизация товарообмена через смену парадигм в пользу глобальной сетевой платежной системы, построенной на основе ИТ.

— Мне сложно, как и многим другим, ухватить уникальную суть Рипл, когда вы оперируете на уровне макроэкономики. Давайте приведём примеры на обывательском уровне, чтобы лучше понять, в чем вызов Рипл.

Возьмем пример из реальной жизни, при этом акцентируя внимание на пиринговой природе (p2p) обмена, такой же, как у Рипл или Биткоин. По таким же принципам устроена и работает глобальная мусульманская система переводов денег Хавала, про которую столько пишут в последнее время. Я могу передать через неё деньги в любую точку мира, внутри системы это выполнится путем серии взаимозачетов между людьми-узлами, составляющих эту длинную людскую «сеть взаимного доверия». Мне нужно иметь только одно доверенное лицо — точку входа в систему, которой я бы мог доверить для «перевода» некую сумму n, а дальше всё сработает автоматически. У этого человека есть свои доверенные люди с «лимитами доверия», и так далее по цепочке. Хавала, равно как и Рипл — это известная «теория шести рукопожатий» в своей практической стадии реализации.

Сразу обратим внимание на следующий аспект — практически все государства мира не любят Хавалу, потому что не могут контролировать такой «прямой обмен». Банки также не приветствуют подобные неформальные системы, так как они занимаются тем же самым, но за определенные проценты. Таким образом, у многих современных социальных институтов имеется свой собственный «зуб» на пиринговые схемы обмена.

Конечно, возвращаясь к примеру выше — я бы мог взять коммерческий кредит и купить iPhone (из нашего прошлого примера) , либо перевести те же деньги через банк за процент вместо Хавалы, но основная суть p2p-систем — отсутствие любого контроля и выгоды третьей стороны. В прямой сделке между двумя узлами — третья сторона лишняя. Можно посмотреть на это иначе и сказать, что это устраняет хронические узкие места нынешней финансовой системы (эксплицитно встроенные в неё), качественно оптимизируя взаимодействие.

Как и в случае с яблоком и билетом в кино, для сделки в рамках Рипл вам не нужен прокси-обмен через посредника, который как-то регулирует этот обмен в своих интересах. Проблемы современной мировой экономики — это чаще проблемы с этой невидимой третьей стороной, например с монетарной политикой местного регулятора. Приводя сразу пример — если вы посмотрите на статистику, то мировое производство продуктов каждый год возрастает, а их потребление, несмотря на прежний спрос — постепенно ослабевает (это и есть кризис).

Я не хочу глубоко уходить в экономическую теорию и в порочную монетарную политику центральных банков мира, хочется лишь заметить, что Рипл изначально спроектирован с глобальным прицелом — это не только техническая система взаиморасчетов, это нечто большее — это новая экономическая парадигма, которой ещё предстоит проявить себя и доказать свою эффективность на практике.

— Извините, но я не до конца врубаюсь, в чем ваша электронная биржа-обменник принципиально отличается от национальных денежных систем или площадок типа Forex? Говоря о зависимости от них, происходит просто подмена на другую зависимость в лице уже глобальной криптосистемы Рипл?

Исходная точка — каждый участник Рипл может эмитировать свою собственную валюту. Это фактически и происходит, когда на вас открывают кредит доверия, единственным обеспечением которого будет ваша репутация и гарантии. Именно это и делает центробанк любого государства, когда печатает на бумаге свои деньги. Это приближенные аналоги тех самых долговых расписок (векселя), о которые я говорил в первом примере.

Таким образом, в отличие от системы с монопольной государственной эмиссией, здесь мы имеем децентрализованные «печатные станки», где каждый участник системы может создавать валюту имени себя самого.

Тем не менее, у вас, равно как и любого другого участника, есть выбор — кому и какой лимит доверия открыть. Это можно сделать по отношению к государственным деньгам, к корпоративной валюте какого-нибудь ИТ-гиганта типа Google (да, пока таких нет, но они почти наверняка появятся в будущем), или по отношению к кредитным обязательствам вашего друга с билетом в кино. Здесь нет ничего фантастического — я знаю страны, где люди ни во что не ставят свою собственную национальную валюту из-за череды регулярных девальваций и общей ущербности экономической политики, и только монополия и принуждение государства заставляет их продолжать пользоваться ей.

Рипл — это не анархия, это радикальное смещение фокуса выбора на вас самих, то есть реализация возможности личного выбора с целью достижения максимально эффективного p2p-обмена без оглядки на мнение/интересы третьей стороны. Демократия здесь реализуется не путем абстрактного голосования, но личным выбором гаранта. С технической точки зрения, за этим стоит универсальный протокол и готовая инфраструктура, в рамках которой каждый пользователь волен выбирать, сколько и каким государствам, организациям или отдельным лицам он собирается доверять, чтобы использовать их деньги/товары как средство взаимовыгодного обмена с самим собой и остальным миром.

2. Как работает Рипл

— От обзора экономической составляющей, которая в общих чертах ясна, хотелось бы пройтись по технической стороне проекта. Вы говорили, что сейчас действует вторая инкарнация Ripple, что случилось с первой и какие новшества привносит текущая (уже вторая) реализация Ripple?

Возможно, читателю может показаться, что Ripple — родом из некоего параллельного мира или плод воспаленной фантазии киберпанковского идеалиста, тем не менее, и в реальной жизни были проекты по реализации практически точных копий подобной модели обмена. В частности были они и у вас в России.

Такую попытку сделал одиозный «православный предприниматель», один из первых советских рублевых миллионеров и основатель первой российской товарно-сырьевой биржи — Герман Стерлигов. В 2008 году им был запущен очень смелый для Москвы инновационный проект — Антикризисный расчётно-товарный центр (АРТЦ). АРТЦ представлял собой товарную биржу со сложными бартерными цепочками взаиморасчета между участниками. С помощью этой системы банки могли продавать долговые обязательства, а должники — возвращать долги товаром. ИТ-система биржи автоматически находила многоходовые комбинации и оптимальные последовательности агентов для любой цепочки обмена.

Интересно, что эта биржа не платила налоги государству — их просто не было с чего взимать, ведь никаких рублевых сделок не проводилось. По сути, это полный аналог Рипл первого поколения с учетом гораздо более скромных ИТ-возможностей того времени. Эта биржа не «взлетела», равно как и первая версия Рипл тоже, и у их краха были общие причины неудачи.

— В чем же слабое место подобных систем?

Анализ проблем показал, что для подобной пиринговой сети критически важно наличие некого порогового числа узлов в сети. Подобно тому, как для окупаемости разработки многих высокотехнологических изделий (типа сотового телефона), нужны очень большие рынки сбыта, для эффективной работы подобной p2p-биржи нужна массивная клиентская база, в рамках которой сеть начнет совершать по-настоящему высокоэффективные сделки.

В фазе старта любого подобного проекта — он крайне неустойчив и уязвим. И, наоборот, пиковые значения эффективности обмена достигаются, когда объектный граф сети достигает около 40% от участников мировой (национальной, локальной и т.п.) торговли, а дальше — эффективность становится вытесняющей, то есть никакой иной вид обмена уже не в состоянии конкурировать.

Вторая важная проблема, на которую обратили внимание разработчики — в рамках активного пиринга со временем возникает много неравноценных точек обмена. К примеру, считается, что Биткоин — это такая же одноранговая сеть, как и Ripple, но в реальности вы можете легко видеть, что в рамках Биткоин сформировались мега-узлы, которые генерируют десятки процентов от глобального трафика сети (например, это крупные майнинг-пулы). И хотя номинально это сеть равных, фактически из-за неоднородности такие сети со временем вырождаются в централизованную архитектуру «клиент-сервер». В противном случае та же известная в рамках Биткоин «проблема 51%» была бы невозможна в принципе.

Поэтому в процессе реализации второй версии протокола RippleLabs ввела некоторые служебные элементы сети (признав чистый p2p «беззащитным» перед подобными вызовами), при этом пытаясь сохранить максимально возможный уровень децентрализации. Отчасти — это взаимоисключающие элементы дихотомии, но мы попытались совместить их воедино.

— Давайте перечислим обязательные инфраструктурные элементы и составные части Ripple.

Во второй версии Рипл была введена внутренняя валюта системы, так называемые «кредиты Ripples» или XRP. Эта валюта служит своеобразным «клеем», который позволяет провести унифицированный обмен, даже если не найден способ прямого обмена между двумя участниками или валютами. Аналогичную роль в мировой финансовой системе играют резервные валюты.

Вторая часть системы — механизм консенсуса. Для предотвращения двойного списания и других злонамеренных манипуляций с распределённой БД (регистром), целостность БД контролируют особые узлы — валидаторы, которым доверяет большинство участников сети. Важная деталь — вы можете свободно и самостоятельно выбирать валидатора сделок для себя, равно как тот и круг лиц (экономических агентов) и валют, в рамках которого хотите оперировать.

Теперь давайте сопоставим возможности современной Ripple с широко известным Бикоин.

  • Отсутствие процента за перевод — в рамках Рипл нет комиссии за транзакцию, это система изначально лишена всех типичных признаков банковских систем. Впрочем, если быть совсем точным, то мизерный процент за перевод всё-таки существует, но он чрезвычайно мал и не имеет никакой накопительной функции. Снятые сотые доли XRP за транзакцию сразу уничтожаются (экономический эффект от этого такой же, как если бы эти деньги равномерно перераспределялись между держателями всех Ripple-счетов). Смысл их наличия становится понятен исходя из следующего полезного свойства.
  • Защита от DDoS-атак — одна из важнейших функций XRP. Как я уже говорил, вся информация о транзакциях Ripple хранится в распределённой базе данных, подобной цепочке блоков Биткоин, но имеющей древовидную структуру. Чтобы в эту БД было невыгодно вносить бессмысленную информацию, перегружая систему множеством бесполезных транзакций (например, проводя DDoS-атаку), каждая транзакция в Ripple стоит небольшой суммы технической валюты XRP. Система спроектирована таким образом, что при лавинообразном увеличении количества транзакций сумма такой комиссии возрастает экспоненциально, превращая такую вычислительную атаку с экономической точки зрения в разорительное удовольствие.
  • Защита от постороннего влияния — при такой схеме невозможна атака 51% — уровень доверия к каждому из валидаторов совершенно не зависит от вычислительных мощностей и финансовых ресурсов, которыми располагает каждая из взаимодействующих сторон. Регулирование платежей и налогообложение здесь невозможны.
  • Мгновенность перевода — для подтверждения транзакций нет необходимости ждать, пока будет найден очередной блок как в BTC, подтверждение транзакции происходит очень быстро;
  • Отсутствие майнинга — здесь нет расходов электроэнергии для раcчёта бесполезных хешей. Какая-то незначительная часть премайнинга XRP останется за главным разработчиком — RippleLabs. Оставшаяся часть «Ripples» — целенаправленно раздается отдельным сегментам своей целевой аудитории в виде грантов и спонсорства. Это общественные деятели криптовалют, активные разработчики Open Source, другие чем-то полезные обществу энтузиасты. То есть всем, кто, по задумке разработчиков, должен сформировать ядро сети, прежде чем она выйдет в открытое и полностью автономное плавание.
  • Гейты — эта система может неограниченно расширяться за счет любых внешних шлюзов в любые виды валют, товарные рынки и сервисы, которые выступают своего рода гарантом эмитируемой на общий рынок Рипл новой ценности. Уже существует больше сотни гейтов, в роли которых иногда выступают даже банки (американские и швейцарские). В том числе, существует и гейт-обменник в российский рубль.

— Я снова повторяюсь в попытке понять максимально четко — чем собственная валюта биржи XRP принципиально отличается от Биткоина, золота или другого расчетного средства?

Начнём с некоторой неточности в самой постановке вашего вопроса: платить «рипплами» — это довольно странная идея. XRP — с большой натяжкой можно назвать привычным платёжным средством или валютой. XRP — скорее аналог наших почтовых марок, но не сами деньги. Вы можете инкапсулировать в сетевые пакеты-конверты любую мыслимую ценность без ограничений, включая доллар США, то самое яблоко из нашего примера или даже сам XRP (который выступит в качестве товара).

Но в рамках сети любая транзакция-обмен будет оплачена комиссией выраженной исключительно в XRP. Риплы — горючее, на котором работает биржа. И хотя их тоже можно выразить в виде товара, не нужно забывать об их первичной технической сущности. Именно поэтому рост капитализации Рипл, измеряемый через стоимость её технической валюты XRP — это косвенный показатель капитализации, а не объективный, как с тем же Биткоин.

Теперь возвращаясь к вашему вопросу. Вы никак не можете уловить основную причину популярности криптовалют в целом. Это корневое отличие можно свести к противостоянию точек зрения что надежнее: доверие конкретным людям (государствам, законам или негласному общественному договору), либо доверие слепым алгоритмам. Алгоритмы, будучи правильно спроектированы и выверены, в наши дни могут выступать беспристрастным арбитром любых сделок, а, значит, в конечном счете, справедливым и выгодным для большинства гарантом. Алгоритмы — это те же законы, облеченные в материю нового времени, лишенные губительной эрозии человеческого эгоизма. Чтобы лучше почувствовать всю разницу, вы можете взять свою национальную валюту в руки прямо сейчас, чтобы спросить себя честно: насколько качественны и справедливы финансовые регуляторы управляемые людьми, нужны ли вам новые формы обмена?

В рамках Рипл всё это — вопрос лично вашего доверия. Чьим обязательствам стоит верить, в условиях отсутствиях встроенного механизма принуждения к их принятию со стороны третьей стороны? Рипл дает возможность выбора, это уничтожение монополии. Но монополии не какой-то отдельно взятой валюты, взамен которой сразу предлагается иная, но монополии на обмен с участием пристрастного модератора в качестве обязательной третьей стороны, от которой полностью зависят обе стороны любой сделки.

Обратите внимание на ключевой логический момент: мы ставим интересы участников сделки превыше всех остальных интересов, тогда как в современных монетарных системах всё перевернуто с ног на голову: взаимовыгодная сделка двух сторон не может состояться, если интересы некоей третьей привилегированной стороны не соблюдены. И даже более того (возвращаясь к теме запретов и нашему первому примеру) — ваша сделка по прямому обмену яблока на билет, с одновременным созданием собственных долговых обязательств для этого, может привести к уголовной ответственности. Используя эти простые примеры, вы сможете понять сложные корни нынешнего монетарного кризиса.

В контексте нашего разговора важно лишь следующее — Рипл предлагает свое решение на базе современных ИТ, которое позволяет упразднить как инфляцию (делающую обмен на деньги не выгодным), так и дефляцию (затрудняющую обмен из-за нехватки наличности). Криптовалюты позволяют безопасно и свободно передавать или обменивать средства/ценности по сети в двухстороннем порядке (Р2Р).

Ripple: криптоэкономика будущего. Часть 2

Все о Ripple и криптовалютах, чем Рипл отличается или лучше Биткоина, будущее виртуальных денег — это заключительная часть (окончание) к этой первой части нашего большого разговора с разработчиком Ником Шейли (Ripple).

Под катом — заключительная часть большого киберпанковского лонгрида. Мы говорим об экономике денег и глубинной философии Ripple.

3. Безопасность и пользовательский уровень

— Отсутствие контроля за расчетной системой лично у меня навевает ассоциации с безграничным разгулом терроризма или циничным потоком наркотраффика. Вероятно, именно поэтому криптовалюты и хотят запретить отдельные страны мира?

Это просто публичный предлог, настоящий страх государства находится совсем в другой плоскости, и он связан с собственным самосохранением.

Истинные причины такой неприязни нужно искать среди тех, кто создал современную экономику, кому выгодна кредитно-эмиссионная модель. Люди, стоящие у печатных станков государств регулярно объявляют о пользе инфляции и вреде дефляции для экономики, постоянно оставляя при этом за скобками очевидный факт, что они делают деньги из ничего. Эту монополию они закрепили законодательно, и она имеет несколько аспектов — право на сеньораж, право на кредитование и несколько других прав.

Отталкиваясь от этих общих свойств монетарных систем, и снова говоря о Рипл в сравнении с Биткоин, можно констатировать, что у последней как у системы есть право на эмиссию (обращая при этом право сеньоража, то есть майнинга, на благо развития системы). Но в BTC и в помине нет встроенных средств кредитования, тогда как Рипл предоставляет такую возможность каждому человеку.

Конкуренция прав выдачи ссуд в рамках Рипл реализуется очень естественно через лимиты доверия. Приводя отличия ещё — введение демуража в биткоин невозможно, тогда как Ripple позволяет управлять количеством денег в экономике децентрализовано. Многие даже считают, что Ripple — это способ реализовать демураж для BTC, и, по их мнению, именно поэтому Биткоин обретает свою истинную мощь лишь «на рельсах» инфраструктуры Рипл. Продвинутые возможности клиринга (взаимозачетов) в Рипл — просто великолепны, делая концепцию денег не эффективной, и не нужной.

Подобные сравнения можно продолжать до бесконечности, и практически все они будут в пользу Рипл. Если же говорить в плане сравнения с обычными фиатными деньгами, то тут есть причины для тревоги за последние. Государство — суть контроль, а его финансовая система и деньги — главный инструмент из арсенала «мягкой силы». Очевидно, что Рипл и криптовалюты в целом несовместимы с данной концепцией управления на генетическом уровне, поэтому развязка в любом случае будет драматичной для одной их сторон этого неизбежного противостояния.

— Как выглядит Рипл с точки зрения администраторов узлов?

Физически Рипл представляет сетевую децентрализованную систему расчетов, развернутую на основе открытого исходного кода, которая состоит из клиента и сервера rippled. Сервер может скомпилировать и установить любой доброволец, желающий безвозмездно поддержать работу сети в качестве ноды. Эта работа никем не спонсируется и не поощряется, волонтеры запускают и поддерживают ноды платежной сети полностью самостоятельно по доброй воле (например, подобно тому, как обслуживаются узлы Tor). В сети Рипл отсутствует майнинг или его аналоги, любой возврат платежа после его перевода — невозможен.

Из соображений безопасности, Ripple deamon (rippled) доступен исключительно в виде исходного кода, готовые сборки официально не поддерживаются. Сервер написан на C++ и представлен в более 7 версиях практически для всех популярных ОС, начиная от Linux/FreeBSD и готовых инстансов для Amazon Web Services, и заканчивая версией для Windows. Ключевые зависимости для сборки — OpenSSL и Boost. Вы можете запустить свою ноду, которая будет исполнять одну из трех ролей (либо любую комбинацию из них): рядовой публичный сервер (public rippled server), сервер-валидатор (validator) или подписывающий сервер (signing server).

После установки и запуска демона получить его текущий статус или комментарии об ошибках можно по команде:

./rippled server_info

Для разработчиков доступно открытое API для интеграции возможностей системы в сторонние продукты, например для создания собственного гейта. Есть готовые библиотеки для языков javascript, Java, Ruby и др, более подробно об этом можно почитать здесь: https://dev.ripple.com/.

— Как выглядит Рипл с точки зрения рядового пользователя?

Для регистрации и работы в сети доступны разные клиенты, большая часть из них ориентированы на веб-интерфейс или выполнены в виде плагинов к популярным браузерам. Для регистрации в Рипл (https://ripple.com/client) нужно указать лишь произвольный псевдоним, также возможна привязка персонального аватора через Gravatar, никаких специальных знаний или софта больше не нужно.

Я уже говорил, что в рамках Ripple существует специальная «техническая валюта» — XRP («рипплы»), которая автоматически тратится на оплату транзакций или линий доверия (за каждый платеж/выделение такой линии будет удерживаться фиксированная комиссия в 0.00001 XRP). Эта такая же электронно-виртуальная сущность, как и все остальные платежные объекты сети, но со специальным служебным статусом.

Поэтому, чтобы ваш зарегистрированный кошелек был активирован, необходимо, чтобы в нём был минимальный неснижаемый остаток, который на данный момент равен 25 XRP. Это тот минимум, который должен быть предварительно зачислен на ваш счет, чтобы вы могли начать покупать или делать переводы. XRP можно мгновенно перевести на любой счет без комиссии за перевод, например, купив его на бирже.

— В последнее время остро стоит вопрос безопасности и анонимности электронных платежей, что можно сказать в этом плане насчет Рипл?

Анонимность здесь носит полностью аналогичный заявительный характер, как и в Биткоин: если хотите, вы можете сами персонифицировать себя как владельца конкретного кошелька, если же не хотите — нет встроенных технических средств, чтобы принудительно идентифицировать вас. Все соединения и данные надежно зашифрованы, вся криптография в Рипл базируется на ECDSA-алгоритме, исходный код системы открыт и прозрачен для любого аудита.

Ваш аккаунт в Рил имеет два пароля. Повседневный пароль (regular pass phrase) предназначен для каждодневного использования, но в случае каких-то проблем с безопасностью, всегда можно сбросить его на новый через длинный секретный пароль (master pass phrase). Все ваши контакты, деньги и кошелек — хранятся в распределенной сети Рипл в зашифрованном виде, поэтому их не так просто украсть, получив физический доступ к компьютеру, как в случае с Биткоин.

Что же касается продвинутой анонимности, то в дополнение к тому, что уже есть сейчас, идет разработка так называемых «Boxed payments». Понять смысл этой концепции очень легко — представьте себе заклеенную наглухо коробку. Что там такое внутри — деньги, чьи-то долговые векселя или обязательство на поставку товаров — никто толком не знает.

В Рипл вы можете получать подобные «запакованные платежи», тогда в рамках регистра извне не видно, что находится внутри такой «коробки». Далее вы можете переслать эту «коробку» дальше, хранить её в аккаунте, или сразу распаковать, обналичив активы на свои счета. Таким образом, можно согласовывать со своим контр-агентом абсолютно анонимные платежи, даже если за вашим кошельком пристально следят некие сторонние силы (в рамках Биткоин, равно как и в Рипл, если кошелек известен, всегда можно идентифицировать любой платеж в рамках его платежной истории в блокчейн).

— А как обеспечивается безопасность внутри сети? Мне остался неясен вопрос контроля и проверки транзакций на их истинность. В биткоин используются транзакции «с нулевым подтверждением», но Рипл в этом вопросе пошел другим путем.

В сети Рипл для фиксаций транзакций используется более эффективный механизм — процедура консенсуса. Она более быстрая, эффективная и простая. Но в рамках архитектуры Биткоин такое решение порождало бы самые разные потенциальные риски, например, делало возможной «атаку Sybil». В Рипл всё это нивелирует институт валидаторов — давайте остановимся на этом подробнее.

Если не углубляться в детали, то в рамках Рипл можно выделить две главные разновидности узла. Самая многочисленная группа — это рядовые рабочие узлы (monitoring nodes), осуществляющие большую часть транзакций, которые выступают в роли своеобразного бэкенда по отношению к клиентам платежной сети. Вторая часть носит служебно-сервисное предназначение, и самая важная среди них группа — валидаторы (validation node). Валидаторы, как и всё в Рипл, базируются на концепции доверия, которую они призваны защищать.

Итак, каждый конкретный узел сети может потенциально принадлежать некой «криминальной» личности, которая захочет мошенничать со всеми транзитными проводками (предположим, сделав это максимально корректно и незаметно, как-то преодолев криптографический уровень защиты).

Именно поэтому каждый пользователь в Риппл имеет свой «уникальный список узлов» (UNL, Unique Node List) — это список нод «которые не будут сговариваться против него». Именно через эти узлы уходят и приходят по принципу широковещательной рассылки все верификации. В числе этих нод — так называемые валидаторы, которые хранят свою независимую копию регистра.

Таким образом, при любой попытке «протолкнуть» в сеть ложную проводку любым из транзитных узлов, наступит неизбежная рассинхронизация между копиями регистров. Единственный способ обойти такую коллективную проверку — все узлы из списка UNL атакуемого должны быть «в сговоре». По умолчанию этот список валидаторов состоит из самых разных организаций и стран, принадлежащих самым разным людям, разбросанным по всему миру. Рипл считает, что чем длинней и разнородней список валидаторов — тем сложнее провести «ложную транзакцию». Важная часть концепции доверия — вы сами лично можете редактировать свой список узлов, которым доверяете. Вы можете полностью отказаться от услуг одних (например, расположенных на территории вашего государства), и пользоваться исключительно другими.

Валидаторы контролируют другу друга, перепроверяя свои версии регистра. Конечная фаза таких каскадных сверок — консенсус. Это фиксация (легимитизация) как конкретной сделки, так и очередной глобальной версии регистра.

4. Философия Ripple

— Мы обсудили все составные элементы дизайна Рипл, в заключение интервью — можно ли описать максимально общно алгоритм работы всей сети, собирая всю эту мозаику вместе?

Вся сеть базируется на Ledger — распределенной базе данных (большой «бухгалтерской книге» или коллективном регистре), находящейся в совместном доступе всех узлов пиринговой сети. Этот регистр хранит балансы счетов и историю всех транзакций, аналогично дереву блоков Blockchain в Bitcoin. Помимо данных о балансе кошельков, регистр содержит информацию обо всех предложениях купли или продажи валюты (любых других активов), образуя первую в мире распределенную глобальную биржу. Институт валидаторов постоянно бдит над целостностью и непротиворечивостью единого регистра.

Любой желающий, подключившись к бирже через клиента, может разместить свои предложения или ставки, а сеть автоматически подберет наиболее эффективный вариант обмена. Далее участники сети соглашаются с предложениями или нет, все изменения вносятся в регистр при помощи процесса, который именуется «консенсус» (consensus), повторяющегося каждые 2-5 секунды. «Консенсус», словно гигантский пульс, позволяет осуществлять проводки, выборку вариантов и обмен, закрывая за один такт все открытые транзакции.

Обычные фиатные деньги (валюты) попадают в сеть Рипл (и выходят из нее) через гейты (шлюзы). Гейт в Рипл — это банки, рыночные площадки, финансовые компании и любые другие финансовые учреждения, которые за небольшую комиссию выступают гарантом номинированной ими в сети ценности. При этом они также как и все являются лишь эмитентом кредитных денег внутри сети — новая валюта создается в пределах открытого на них (каждым из агентов) кредитом доверия. Компании, у которых есть лицензия на выпуск электронных денег, могут вполне легально создать гейт в своей стране. Технически все организовано так, что такой гейт даже не будет взаимодействовать с XRP — только с обычной валютой, но в её виртуальном виде (например, безналичный рублевый платеж).

Для обычного пользователя это работает так: к примеру, на глобальном рынке Рипл вы оперируете в евро, и хотите купить что-то у продавца, который принимает платежи только в рублях. Для этого вам не нужно искать обменник и о чем-то задумываться — Рипл автоматически «конвертирует» валюты посредством маршрутизации заказа через сеть маркет-мейкеров, которые конкурируют, чтобы заработать на спреде bid/ask. Маркет-мейкеры — это огромное количество рыночных агентов, которые предлагают свои услуги, товары и валюты, сканируя которые в реестре, Рипл сама рассчитывает наиболее выгодную для вас цепочку маршрутов (обменов).

Напомню ещё раз, что кроме более привычной функции «прозрачного конвертора валют», в Рипл любые деньги, отличные от XRP — это долг, иначе говоря, кредитные деньги. Любой аккаунт может эмитировать любую сумму в любой валюте. Но чтобы эти деньги можно было потратить, переслав кому-то, должна существовать «линия доверия» между эмитентом и принимающей стороной в размере суммы перевода. Иначе говоря, чтобы воспользоваться собственной кредитной функцией, вам нужен открытый на вас «лимит доверия» — реальное доверие конкретных людей в отношении вашей платежеспособности.

Это так важно, что хотелось бы ещё раз остановиться на этом «краеугольном камне» сети, который выходит за рамки чисто технологической концепции, апеллируя напрямик к моральным устоям человечества. Кредит — это прямая функция доверия. Рипл в своей высшей стадии развертывания, когда работа сети становится практически автономной от фиатных денег — это экономика доверия, и, в конечном счете, дарения. Важно, что конечная эффективность использования этой криптосистемы зависит от того, каким количеством взаимного доверия вы обладаете с вашими контрагентами. Доверие можно заменить словом порядочность или репутация, назвать его социальным капиталом или верой в вас со стороны других — суть остается той же.

Но поскольку мы говорим о сообществе людей, речь идет о попытке построения математически выверенной экономики доверия. И чем больше вокруг окажется подобных «честных» людей, тем эффективней будет работать система стимулирующего кредитования. Ведь каждый платеж требует предварительного просчета пути доверия, далее он изменяет состояние десятков других кредитных линий, что, в пересчете, меняет картину при подготовке платежа следующему домену пользователей...

В процессе процессинга таких перекрестных «кредитных платежей» в каждом цикле консенсуса система проводит взаимозачеты (клиринг) встречных и пересекающихся кредитов всех участников/посредников, постоянно оптимизируя долговые балансы, словно играя в гигантский многомерный тетрис. Именно поэтому многие финансовые специалисты называют Рипл не традиционно-платежной, а скорее клиринговой системой. Но на самом деле — это их гибрид, полностью собранный на софтовом каркасе ИТ.

— Вдогонку — вы сказали, что есть «высшая форма развертывания» Ripple, а чем является тогда его «низшая форма»?

Мы движемся от реального мира «как есть» к идеальному, такова суть стрелы эволюции. Только что я сказал, что Рипл — это композиция всем привычной платежной системы с доверительно-кредитной. Таким образом маневр заключается в том, чтобы постепенно прорастать из того что есть (платежный рынок фиатных денег) в экономику доверия (которую предстоит построить), а не навязывать эту новую и уникальную систему с нуля. В процессе проникновения людских масс в Рипл её эндогенные механизмы кредитования будут неизбежно набирать обороты, вытесняя со временем «старую экономику», хотя бы просто потому, что в рамках этой сети они совершенней, чем более привычные нам расчетные схемы.

Например, Stellar (быстрорастущий форк Рипла) делает агрессивную ставку именно на такой «посев», заключая большое количество договоров с традиционными банками, пытаясь шире и глубже интегрироваться в традиционный финансовый сектор. Если помните, Нео из «Матрицы» после долгого противостояния смог победить агента Смита лишь после того, как заразил и взорвал его изнутри. У Рипл есть похожий план (но держите его в секрете!) — он пытается совмещать в себе любые произвольные агенты «старой экономики» (через сервис гибко подключаемых гейтов) с новой и глобальной экономикой дарения, которой ещё предстоит проявить себя в будущем. Он словно дразнит, пытаясь через крючок «модной платежки типа Биткоин» подсадить на по-настоящему инновационные и крутые вещи, выглядящие пока слишком отталкивающими по причине крайней необычности.

Любая попытка смены экономической или научной формации «в лоб» — всегда встречается со скепсисом (если не сказать что «посадками» — парни, я не имею в виду Россию, честно). Ещё пару веков назад вопрос «чем автомобиль с его бензиновым двигателем лучше обычной лошади» стоял чрезвычайно остро. Но, как видим, с тех пор эволюция сделала шаг вперед — на подобную трансформацию всегда нужно время.

Источник: oko-planet.su

  • 10 мая 2017 г., 10:23:00 MSK
  • 0 комментариев
  • 408 просмотров
0 комментариев