Видео

Рекомендуемые

Популярные метки

О тенденциях на ближайшие десятилетия

Данная статья задумана как вторая из цикла статей, посвященного вариантам развития человеческого общества.

Если очень кратко, то содержание всего цикла будет следующим: первая статья посвящена текущей ситуации, современному кризису, его причинам и истокам – эта завязка сюжета. Дальше идет развитие сюжета – обзор тенденций и вероятных сценариев близкого будущего. Этому посвящены две статьи – одна перед вами, следующая на стадии написания. После обзора тенденций и возможных вариантов я перейду к описанию оптимальных вариантов, не того как может быть, но того как правильно и должно быть, с моей, разумеется, точки зрения. Это и есть главная цель цикла, ей будет посвящено несколько статей. В этом тексте я попытался описать модель будущего как его представляет себе элита западного проекта (или ее часть). Я не считаю такой сценарий самым реалистичным, тем не менее, полагаю необходимым его зафиксировать, так как он является граничным, то есть задает одно из ограничений области возможных вариантов. Ограничение в смысле – хуже быть не может, именно поэтому, о нем стоит помнить, несмотря на то, что он не представляется предопределенным. Так же, в начале статьи хочется предупредить завсегдатаев AШа, что ничего принципиально нового для себя в ней они не найдут. Итак, приступим.

Лишние люди.

Одним из ключевых факторов, определяющих развитие мирового общества будет так называемая ситуация лишних людей.  Давайте разбираться: в чем суть этой ситуации?

Первый важный момент (обстоятельство) состоит в том, что многие важные процессы сугубо человеческого, в прошлом, мира, сейчас могут протекать без участия человека.  В предыдущей статье я использовал термин социотехносфера для обозначения общества со всеми его материальными (техническими) порождениями в качестве системы, машины, производящей предметы и изменения в материальном мире и воспроизводящей свои собственные состояния. Так вот, сейчас мы имеем парадоксальную ситуацию, когда все эти процессы производства и воспроизводства все меньше и меньше нуждаются в человеке для своей реализации.

Остановимся подробнее на тех сферах где «вымывается» человеческое участие. Прежде всего, это производство. Ну, это на слуху. Машины, автоматы, роботы, 3d-принтеры заменяют работника, непосредственно манипулирующего орудием труда. Да, конечно, для машин нужны настройщики, наладчики, разработчики и т. д., но их нужно значительно меньше, чем непосредственно рабочих.

Другая область, это военное дело. Здесь, я думаю, будет достаточно одного примера. Я имею ввиду операцию российских ВКС в Сирии. Совсем небольшой контингент и два десятка самолетов смогли переломить ход многолетней войны. Дальнейшее, про беспилотники, дроны, всяческие умные боеприпасы, современные системы разведки – можете додумать сами.

И наконец, третья ключевая отрасль – это управление, как бы странно это ни звучало. Традиционная бюрократия, как ее описывал М. Вебер, похоже, сходит с подмостков истории. Процесс контроля человеческой деятельности тоже может быть автоматизирован.  

Возможно, читая все это, у кого-то возникнет простая мысль: «Ну и прекрасно. Не нужны современной экономике люди? Так оставьте их в покое, пусть они сами ищут себе занятие, не мешайте им придумывать новые формы социальной, экономической и производственной самоорганизации».

Но дело в том, что написанное выше, есть лишь половина проблемы. Другая половина называется «ресурсный кризис». На самом деле, если бы не предстоящий дефицит мировых ресурсов, прежде всего энергетических, то не было бы никакой проблемы лишних людей. Здесь я позволю себе лирическое отступление. Говорят, (К. Поппер) что если концепция претендует на истинность, то она должна быть построена так, чтобы существовал тезис, в случае подтверждения которого – концепция оказывалась бы ложной. Это так называемый критерий фальсифицируемости. В нашем случае – этот тезис: «нет и не будет в ближайшее время никакого ресурсного дефицита».  Если это так, то все мое построение лишается смысла. Честно скажу, я не специалист в этой области, однако массив публикаций на AШе говорит о том, что он все же стремительно надвигается. Масштабы приближающегося ресурсного кризиса говорят о том, что «лишние» – это не какой-то отдельный слой или класс, это большая часть населения планеты.

Совокупность этих двух факторов (исчерпание ресурсов и «обесчеловечение» экономических процессов) ставит вопрос ребром: зачем тратить ресурсы на лишних людей, если ресурсов мало, а без людей можно обойтись?  И вот здесь очень интересный момент: а кто, собственно задает этот вопрос? Фиксирую его я, но для меня он в некоторой степени лишен смысла, от меня же, в любом случае, ничего не зависит. Здесь может быть два варианта: таким вопросом может быть озабоченна элита, люди, которые принимают решения, или он может как бы повисать в воздухе. Второй вариант звучит несколько странно, именно поэтому его интересно было бы подробнее рассмотреть, но это выходит за рамки данной статьи, и я сделаю это в другом месте.  Остается элита, уделим ей несколько слов.

Миром правят «рептилоиды». Те самые, которые устраивали бомбардировку Дрездена, и поливали джунгли агентом оранж. Биологически и психологически это такие же люди, как и все остальные, но в моральном плане, сравнение с ящерами, по-видимому, вполне оправданно. Очевидно, что если они действительно принимают судьбоносные решения (или хотя бы мнят себя в таком качестве), то у них не может не быть стратегического плана развития общества. В этом плане не может быть обойден и вопрос о лишних людях. То, что принятое решение не подвергается широкой огласке, является косвенным свидетельством в пользу того, что оно нам не понравится.

Итак, попытаемся реконструировать этот план. Поскольку никакой инсайдерской информацией я не обладаю, то мне остается единственный путь для такого реконструирования – описать выглядящий самым простым и очевидным вариант решения стоящих перед элитой проблем. Это конечно не будет точным прогнозом, но будет давать представление о вероятном развитии событий.

Города будущего.

Как же наша людоедская элита может представлять себе решение проблемы лишних людей? Вспоминая, что в ее родословную входят (могли входить) пираты, морские разбойники, - самым простым ответом будет: «за борт». Необходимо географически изолировать лишних людей. Но, поскольку лишних большинство, то стену строить нужно не вокруг них, но от них, то есть вокруг себя. Будущее человечества, при таком раскладе, это интернациональная сеть городов, в которых будет сосредоточенно основное потребление мировых ресурсов и вся инфраструктура. Остальное человечество не будет специально уничтожаться, его просто оставят за скобками современного мира. За пределами городов не будет никакой инфраструктуры, ни дорог, ни электросетей, ни связи.  Тем более там не будет промышленного производства. Не будет и современных государственных институтов. Медленное (или не очень) погружение в средневековье и архаику, война всех против всех, криминальная анархия, дикое поле. Напомню, что проблема лишних людей состоит не в том, как сократить их количество, но как перестать тратить на них ресурсы (а с сокращением они сами справятся).

Еще раз, более подробно. Сеть будет состоять из порядка сотни (цифра приблизительная) крупных и среднего размера городов и анклавов, раскиданных по всему миру, в основном по морским побережьям.  В этих городах сохранится современный уровень научно-технического развития, а по некоторым направлениям, возможно, продолжится рост. Общество этих городов будет изолированно от внешней среды, «дикого поля».  Люди «снаружи» будут лишены возможности свободно проникать в такие города. Свою безопасность от внешних сил такая сеть сможет обеспечить без особых проблем: за счет тотального технологического превосходства, а также за счет возможности быстрой концентрации военных сил путем их переброски по морю и воздуху из города в город.

 Проблему ресурсного обеспечения сеть будет решать за счет создания или позволения возникнуть квазигосударственным образованиям на территориях богатых полезными ископаемыми. Представим, например, территорию богатую металлической рудой с развитым металлургическим производством на ней. После перехода к режиму «дикого поля», эту территорию достаточно быстро возьмет под контроль какая-либо вооруженная группа, будь то чисто криминальная организация, этническая или даже религиозная группировка. С ней и будет сотрудничать сеть. С позиции силы: если «братки» (ну или «братья») не захотят на выгодных для сети условиях продавать продукцию подконтрольного производства, или не смогут обеспечить функционирование нужных сети предприятий, их всегда можно будет заменить посредством точечного вмешательства.  При этом группировка будет получать ровно столько ресурсов, чтобы хватало на жизнь «дружине» и еще что-то оставалось специалистам непосредственно на производстве. В таких криминальных княжествах будет сохранена часть инфраструктуры, но никакого социального обеспечения и гарантий не будет точно. Ну и конечно сеть будет тщательно следить за тем, чтобы данные квазигосударственные образования не перерождались в настоящие полноценные государства.

В таком контексте становится понятно то упорство, с каким на Западе, да и не только там, продвигаются технологии зеленой энергетики. После перехода в режим сети, логистика по суше будет затруднена, поскольку необходимо будет тратить много ресурсов на охрану коммуникаций. Именно поэтому будет проще один раз перевезти, например, ветрогенератор из района с достаточным количеством ископаемых ресурсов, где он был произведен, в город сети, где он будет вырабатывать электроэнергию. И не нужно будет охранять трубопроводы от деверсий.

Социальное устройство городов сети будет носить сословно-кастовый характер. В предыдущей статье я уже писал об особом периоде человеческой истории: Новом времени, когда совокупность факторов обеспечила человечеству продолжительный экономический и технологический рост. Дело в том, что иллюзия бессословного общества может поддерживаться только во время такого длительного и устойчивого роста. Люди, имеющие власть и богатство, могут позволить простолюдинам свободно богатеть и беспрепятственно подниматься вверх по социальной лестнице только при условии постоянно увеличивающегося совокупного национального благосостояния. Как только ресурсный кризис вернет экономику в статичное состояние – в социальном плане все так же вернется на круги своя: в обществе появятся непроходимые барьеры, формирующие сословия и касты.

Подумаем теперь, как могут выглядеть эти сословия. Самое низшие сословие: низко квалифицированные работники, либо обладающие высокой квалификацией специалисты, но не востребованные в данный момент в имеющемся количестве. Единственными благами, которыми они смогут пользоваться в отличии жителей внешнего мира – это относительная безопасность, и возможность обеспечить себя едой и самыми необходимыми вещами, типа простой одежды. Собственного жилья у них не будет: трущобы, государственные бараки и общежития (в лучшем случае). Никаких социальных гарантий и медицинского обслуживания. Следующее сословие – квалифицированные специалисты: условно собственное, хотя и очень скромное жилье, медицинское обслуживание, мультимедийные развлечения, возможность иногда посещать культурные мероприятия. Никаких собственных авто и возможностей путешествовать. Третье сословие: уникальные специалисты, работники силовых ведомств, внешний круг правящего класса, не больше нескольких процентов от всего населения. Комфортное жилье, социальные гарантии (пенсии, пособия по нетрудоспособности), качественная медицина, ограниченная роскошь и возможность путешествовать. Высшее сословие – меньше процента, хозяева жизни, с ними все понятно. Шудры, вайшьи, кшатрии, и брамины. И полный и тотальный контроль.

Поскольку пространство города замкнуто и ограничено, в нем достаточно легко организовать контроль над живущими там людьми. Я не специалист и в этой области тоже, но полагаю, что технологии уже существуют. Тем более что большинство людей никогда не будет покидать города. Поскольку условия жизни за пределами городов сети будут очень жесткими, городское население сознательно предпочтет несвободу ради безопасности, сытости и комфорта. Это породит соответствующую атмосферу доносительства и взаимного недоверия, что лишь упростит контроль над «гражданами».

Надо ли говорить, что это весьма безрадостный сценарий будущего? Если мировой элите удастся его реализовать, то это будет означать, помимо всего прочего, застой и деградацию человеческого общества в течение десятилетий, а может и столетий. К рубрике же всего прочего будет относиться голод, эпидемии и повсеместные вооруженные конфликты на территории «дикого поля» и постепенная утрата людьми в городах своего человеческого облика под давлением абсолютной диктатуры.

Переходный процесс.

Важный вопрос, которого я еще пока не касался, это сценарии перехода к описанному положению дел. На самом деле «прогресс» в реализации описанной модели виден «невооруженным глазом».  Проявляется он, прежде всего, в повсеместно нарастающей дифференциации между территориями в рамках одной станы: в богатых странах появляются неблагополучные территории, а в странах третьего мира вырастают современные города, с развитым высокотехнологичным производством. Однако если процесс формирования сети будет идти с текущей скоростью, то он растянется на многие десятилетия. Между тем, пик углеводородов – уже на пороге. И этих десятилетий у элиты нет: недовольные массы ее сметут, если она не сможет их нейтрализовать. Именно поэтому переход должен быть резким и стремительным. И чтобы обеспечить его необходимо одно главное условие – повсеместный хаос.

Что может быть источником хаоса? На первом этапе реализации плана это может быть новый виток экономического кризиса в его инфляционном сценарии. Не будучи экономистом, я хочу обратить внимание на некоторое побочное свойство, в отношении которого различаются инфляционный и дефляционный варианты развития кризиса. Дефляция предполагает усиление роли государственной власти в обществе, в то время как гиперинфляция вызывает панику и размывание властных функций государства. Следующим этапом после гиперинфляции в экономики должны стать массовые протесты и беспорядки. Потом должны быть атаки на объекты инфраструктуры со стороны террористов, хакеров, политических радикалов. Затем могут быть спровоцированы крупные техногенные и квазиприродные (выглядящие природными) катастрофы. A под занавес, против особо стойких государств может быть применено биологическое оружие.

Вот такая страшилка у нас получилась. Сделано это отчасти специально, чтобы стимулировать внимание к дальнейшим позитивным предложениям.

Источник: aftershock

  • 26 декабря 2016 г., 8:37:00 MSK
  • 0 комментариев
  • 4 437 просмотров
0 комментариев